Трава у дома

Снос деревьев, критерий «тапочек» и угроза наводнений: как в Петербурге поговорили об экоустойчивой архитектуре. Недавно в Петербурге прошла конференция «Экоустойчивая Архитектура. Зеленое строительство. Опыт российский и зарубежный». Ее открыл президент местного союза архитекторов Олег Романов словами о том, что «тема давно не нова, но у нас она никак не развивается». Что поддержал архитектор Вячеслав Ухов: «тему не понимают ни по горизонтали, ни по вертикали». Эти два тезиса так или иначе и развивали все последующие спикеры.
Опыт зарубежный – инопланетный.
 Картинки и цифры, которые демонстрировали заграничный уровень проработки темы, были похожи на раскадровку фильма о будущем. В Китае запланировано 285 эко- или смарт-городов, в Норвегии аэропорт продает излишки энергии, полученной от возобновляемых источников, в Париже у деревьев есть права, что уж говорить о деревянных стадионах, парковках-оазисах и вертикальных фермах. Фрагмент презентации Марии Тиники для конференции «Экоустойчивая Архитектура. Зеленое строительство. Опыт российский и зарубежный» 

Причина того, что «у них» появляются не только энергоэффективные здания, но и целые города, – всесторонняя поддержка на государственном уровне. Председатель правления НП "Совет по зеленому строительству" Александр Ремизов рассказал о некоторых механизмах стимулирования.

В основе большинства государственных программ лежат 17 принципов устойчивого развития, сформулированных ООН. В Китае, например, сейчас идет 13-й пятилетний план, согласно которому строительство «зеленых» зданий следует увеличить на 50%, а их энергоэффективность повысить на 20%, 81 город принимает участие в программе по снижению выбросов углекислого газа. В США действует рейтинг энергоэффективности – чем он выше, тем больше застройщик может получить грантов, субсидий и выгодных предложений от банков для реконструкции. Подобный «сканер зеленых зданий» есть и в Нидерландах, где много внимания уделяют информированию горожан о модернизации и экоустойчивом развитии. В ОАЭ затраты на экосертификацию государство берет на себя.

Координатор общественного движения «Деревья Петербурга» Мария Тиника усилила впечатление отрыва, подготовив очень наглядные фотопары, на которых сравнила недавно сданные ЖК, общественные пространства, спортивные и инфраструктурные объекты Санкт-Петербурга с аналогичными в других городах мира. Но если здесь еще можно было бы поспорить в духе «Приморский район это вам не Париж», то на картинки Петербурга «до/после» смотреть просто печально: совсем недавно деревьев было в разы больше, а туристы называли город зелено-голубым.

Что зеленого в Петербурге

Александр Ремизов рассказал, что в России в области экоустойчивого строительства действуют две государственные программы: цифровизация городского хозяйства «Умный город» и «Комфортная городская среда», но речи о финансовой поддержке там не идет. Худо-бедно у нас поощряют энергоэффективность, а хотелось бы – чтобы все экологичные инициативы.
ЖК Земляничная поляна, архитектурная мастерская Копкова

Руководитель отдела консалтинга Knight Frank Игорь Кокорев привел цифры: в Петербурге есть 15 бизнес-центров, 12 жилых комплексов и один комплекс апартаментов с эко-сертификатами. На конференции презентовали некоторые из этих объектов: например, БЦ Fort Tower и БЦ Триколор, ЖК «Триумф-Парк». Также Игорь Кокорев отметил, что частные дома строят по принципам грин-девелопмента чаще, чем многоквартирные, и в целом на рынке нет запроса на энергоэффективность, хотя некоторый тренд все же намечается.

Башня Fort Tower, © Архитектурная мастерская Цыцина
Начальник отдела градоэкологического обоснования развития территорий Санкт-Петербурга НИПЦ Генплана СПб АртемаПавловский дал прогноз изменению климата в Петербурге: к 2050 он будет как в Копенгагене или Торонто, то есть без выраженного лета, зимы и снежного покрова. Уровень Финского залива повышается на 2 мм в год, и город только быстрее идет к угрозе наводнений, активно осваивая прибрежные территории. С 1980 года количество наводнений стабильно увеличивается, максимум теперь приходится не на зиму, а на осень.
  


Что мешает и как быть

Помимо того что в России отсутствуют соответствующие государственные программы, по мнению Александра Ремизова, развитие экоустойчивого строительства тормозят и существующие нормы: «необходимо перейти от нормируемого проектирования к параметрическому, оценивать жизненный цикл объекта строительства, включить в территориальное планирование раздел об экоустойчивом развитии городов, создавать национальные системы сертификации».

Главный редактор медиа-ресурса "Зеленый город" Светлана Дувинг обозначила еще одну проблему – пассивного общества: «первостепенно нужно менять сознание людей, а тема экоустойчивого развития способна объединять».
По словам Марии Тиники, беда в том, что «деревья у нас воспринимают как объект благоустройства, а не ресурс». Она рассказала о том, что уходить от «каменно-газонных плоскостей» не так сложно: сделать среду приятнее можно и с помощью простых растений, ведь живописный дикий виноград на Измайловском проспекте был инициативой жителей, а не города.


Генеральный директор «ЭКОМ» Александр Карпов поделился мыслями о концепции «райских городских садов». Главные потребности горожанина, «человека уставшего», – в отдыхе и здоровье. Их дают «зеленые насаждения», что подтверждают многочисленные исследования. Например, следование взглядом контурам растительности расслабляет, помогает выстраивать новые нейронные связи. Также важна потребность в социализации и потреблении.

Тогда идеальный для горожанина сценарий: выйти в тапочках из дома, попасть в сад и начать с кем-то общаться. Сад должен быть недалеко от дома, насыщен разнообразной растительностью и инфраструктурой, поддерживающей «суету» – спорт, питание, различные зоны.

Если переводить все это на юридический язык, получатся метры на человека, доступность. Эти параметры у нас до сих пор не научились считать, – отметил Александар Карпов, – сбор информации по зеленым насаждениям занял в Петербурге 10 лет.

То есть, думать о солнечных батареях и вертикальных фермах рановато – нужно начинать с самых основ.

Источник:https://archi.ru/russia/83483/novost-bez-nazvaniya 
 текст: Алёна Кузнецова