Профессионалам здесь не место

Цели разработки и результаты принятия последних российских законов, связанных с градостроительной деятельностью, словно спорят между собой  противоречиями смыслов. Целью появления закона может декларироваться создание качественной архитектуры, на практике - обернуться понижением ее значимости в жизни общества, опасным упрощением проблемы, в конечном итоге - исключением из градостроительного процесса профессии архитектора. Изменения в Генеральный план города должны вносить ясность в развитие территорий, на деле — часто приводят к бездумной и шаблонной детализации их функций...

 Участники конференции «Архитектура, закон и бизнес: поиск баланса», проведенной 15 июня Союзом архитекторов и Ассоциацией «АрхСоюзКапитель», при поддержке КГА и ГАИП разбирались в причинах происходящего. Архитекторов, ведущих застройщиков и девелоперов СПб, представителей власти города посадили за треугольный стол, предложив за основу дискуссии взять одно из противопоставлений - басню Крылова «Лебедь, рак и щука» или известный концерт трио выдающихся теноров Хосе Каррераса, Пласидо Доминго, Лучано Паваротти. Желание видеть вокруг эстетически гармоничные, недорогие и коммерчески выгодные здания, а городскую среду — комфортной, объединяло все стороны «треугольника», как трио теноров. Крыловское противоречие скрывалось за механизмами исполнения проектов: в успешных проектах архитекторы и девелоперы отлично находят общий язык, если обе стороны представляют профессионалы, но именно профессионалы оказываются государству не нужны.

 

Архитекторы: Мы должны быть защищены «Законом об Архитектурной деятельности»

 Президент Союза архитекторов СПб Олег Романов главной задачей конференции назвал определение болевых точек градостроительной политики, а «треугольник» участников - триединством, без которого не возможна качественная архитектура и городская среда. Сергей Цыцин уточнил: нужно найти точки соприкосновения, синергии, сплава трех «участников», которые приводили бы к созданию интересных архитектурных объектов для города, горожан и будущих поколений.

Для рождения такой синергии архитектор Анатолий Столярчук, предложил коллегам по цеху критично отнестись к самим себе: «Архитектору нужно уметь найти компромисс, убедить заказчика принять верное, пусть и затратное  решение. Не сумел убедить заказчика – сам виноват». Архитектор Рафаэль Даянов не видит конфликта между девелоперами и архитекторами, зато  находит конфликт культуры и образования.

Святослав Гайкович нашел в поиске рационального компромиссного решения в создании проекта несколько типов препятствий. Среди преград, чинимых заказчиками - искаженное представление об экономической  эффективности сооружений. Среди «идеологических и художественных» препятствий -  попытка заказчика держаться за карандаш, сделать все, «как было раньше», со стилизаторством и излишним декоративизмом. Отсюда разница в понятии удешевления проекта - готовность применить более качественные строительные материалы на фасадах или экономия на оных с указанием навесить больше карнизов и пилястр. Возникает вопрос капитализации архитектуры, которая будучи подлинно качественной, в конечном итоге ведет к капитализации города.         

Олег Романов обратил внимание на опыт Финляндии, где работает система разно уровневых конкурсов, позволяющая быть востребованным большинству архитекторов, а заказчикам - находить качественное проектное решение. Уточнив, что конкурсы были бы выходом в ситуации, когда из-за драконовских финансовых мер, многие уважаемые  мастерские не могут участвовать в тендерах, остаются без работы. В этой связи, Святослав Гайкович предложил девелоперам практику конкурсов сделать более или менее обязательной.

Законодательное поле архитектуры представил Сергей Бобылев: «Архитектурная деятельность базируется на профессионализме, образовании, а законодательство ее причислило к сфере услуг. Архитектор должен оказывать услугу заказчику, но в конечном итоге - обществу.  Россия, вступив в ВТО, подписала меморандум, где говорится, что служение обществу опирается на три принципа: образование, компетентность и мораль. Функцию служения обществу выполняет законодательная и исполнительная власти. Ответсвенность за деятельность архитектора перед обществом лежит на государственных органах. Как тогда законодательно закрепить роль архитектора? Где найти пропорцию между служением бизнесу, обществу и собственным амбициям? А творческую  составляющую архитектурной деятельности надо просто признать и все. Она не поддается законодательному регулированию».

Архитектор Владимир Реппо видит корень обозначенных проблем в том, что Национальная палата архитекторов России не имеет правового статуса. Когда «Закон об архитектурной деятельности», который никак не может принять ГосДума, даст Палате права официально квалифицировать своих членов.

Слова коллеги заострил Владимир Цехомский:  «Мы ждем от государства «Закон об архитектурной деятельности»,  как манну небесную, но что нам мешает некоторые положения этого закона сейчас выполнять? Хорошо бы при этом определиться, к какой модели мироустройства мы движемся - на восток или на запад».  

На длящийся десятилетиями застой в нормативной базе посетовал Святослав Гайкович: «В деятельности архитекторов она очень важна, реформа в ней требует подключения профессиональных сообществ, которые государству не нужны». К его мнению присоединился Валерий Каплунов, заметив, что наше государство не заинтересовано в обществе профессионалов.

Бизнес: «Для удачного творческого взаимодействия: Архитектор должен знать маркетинг, а девелопер  разбираться в градостроительстве….»

 

Директор по маркетингу и продажам компании «ЮИТ Санкт-Петербург» Екатерина Гуртовая согласилась, что без творческого взаимодействия между архитекторами и девелоперами, хороший проект не появится. Отталкиваясь от опыта компании, она констатировала: в Петербурге, в отличие от других регионов, обыватель смотрит на застройку с точки зрения архитектуры.С идеей о так называемом симбиозе бизнеса и творчества согласен и вице-президент банка ВТБ Александр Ольховский, считающий, что у настоящих профессионалов всегда получится найти общий язык и реализовать качественный и рентабельный проект.  Но готовность петербургского потребителя платить за высокое качество архитектуры, он опроверг.

По его данным, сегодня капитализация архитектуры в сегменте эконом  класса равна нулю. На архитектуру в проектах  сегментов лакшери и бизнес-класса застройщики тратят до 15% от общей стоимости проекта: « 70% покупателей выбирают жилье, исходя из цены, и лишь 30% смотрят на инженерные решения, локацию, удобство. Качество архитектуры – на последнем месте. Это и называется голосование рублем.  Но это не повод строить плохо». В то же время, у многих девелоперских компаний отмечается низкий уровень управления проектами, что отражается и на качестве проекта в целом. Для конструктивной работы на петербургском рынке, девелопер предложил в Градсовет при КГА включить представителей девелоперов и строительного сектора. Генеральный директор «Эталон-Проект» Константин Рядинских поддержал эту идею. 50% своих проектов его компания отдает не  своим проектировщикам, а сторонним архитектурным мастерским. Ее руководству не безразлично, каким станет и, как архитектурно будет развиваться город. 

 

О примере удачного творческого взаимодействия между архитекторами и девелоперами рассказали генеральный директор компании «РосСтройИнвест» Федор Туркин и  архитектор Михаил Копков. «Если  архитектор понимает маркетинг, а девелопер  разбирается в градостроительстве, проблем взаимодействия между ними не возникает, - резюмировал Федор Туркин.

Эксперт консультант Олег Барков отметил, что для устойчивого развития мегаполиса европейского или североамериканского типа нужно строить и реконструироваться по 1 кв.м абсолютно всех видов недвижимости на одного жителя в административных границах города в год. Сегодня в Санкт-Петербурге в год строится 3,5 млн. кв. м. жилья и 2 млн. кв.м нежилых зданий, что немного не отстает от этого норматива.

Юрист компании «БФА» Мария Скобелева дала оценку взаимодействия бизнеса и архитекторов с ветвями власти. На ее взгляд, стык архитектуры и градостроительства - это место, где происходят общественные процессы, но очевидно, что городская администрация осознанно не желает создавать площадки, чтобы  иметь каналы обратной связи от профессионалов. Государство не заинтересовано в формировании профессиональных сообществ! Происходит  борьба некомпетентности с некомпетентностью, и она ничем не заканчивается. Такие законы, как «Закон об архитектурной деятельности» – это возможность обществу сформировать правильные площадки для дискуссий, без которых можно прийти к непредсказуемым последствиям. Пока же искажение информации между всеми ветвями власти ведет к разъединению участников градостроительного процесса.

Эту мысль подтвердил руководитель практики по недвижимости и инвестициям «Качкин и партнеры» Дмитрий Некрестьянов, заявив, что закон всегда был защитой государства от граждан: «В настоящий момент в России отсутствуют профессиональные сообщества и объединения, наделенные правами и нормативами исключать специалистов из профессии. Эта ситуация касается архитекторов, риэлторов, юристов и т.д. Национальная палата архитекторов – это общественная организация, исключение из которой не означает «вылет» из профессии. Исключенный все равно имеет право заниматься архитектурной деятельностью. А юридическая защита творческого процесса наше государство совсем не интересует!  Юрист «Качкин и партнеры» Екатерина Смирнова привела показательный пример: 44-ФЗ о госконтрактах передает исключительные права на проектную документацию государству, фактически лишая архитектора авторских прав на разработку проекта.

 Власть: «Между востоком и западом….»

По мнению эксперта-консультанта по вопросам сохранения объектов культурного наследия ЗакСа Петербурга Алексея Комлева, большинство градостроительных проблем города кроется в постоянном изменении законодательства, отсутствии преемственности и в невнятной политике исполнительной власти. «Мы не знаем, развиваем или сохраняем город? Что мы сохраняем? Куда развиваемся? Такое ощущение, что у нас все время перемещается баланс от градостроительного экстремизма до максимальной консервации. Скоро у нас примут Генплан. Мы так и продолжим менять законодательство? Я не вижу заинтересованности сторон, для того, чтобы решить все эти вопросы!» – резюмировал эксперт.

Позицию администрации Санкт-Петербурга представил главный архитектор города Владимир Григорьев: «Власть в нашем государстве призвана регулировать процессы в области архитектуры. Градостроительство обладает двумя чертами - инерционностью процесса и его необратимостью. Когда социальные процессы будут согласованы с процессами производственными, часть функций госрегулирования естественным образом отпадет. Мы медленно переходим от наследия старых финансовых схем к новым. Городского бюджета не хватит на покрытие всех провалов, случившихся в 90-е годы.

Генеральный план города будет принят в 2019 году и  вступит в силу 1 января 2020 года. Санкт-Петербург развивается по «Стратегии-2030», в которой обозначена градостроительная политика. Ее задача – сохранение исторического центра через развитие, а развитие через сохранение. Новые территории должны развиваться по принципу комфортной городской среды. Но, что это для Петербурга? Приведу пример: в Москве до 5 % квартир продается по цене до 100 т. Руб. за кв. метр, Петербурге - 90% квартир до 100 т. руб за кв. метр. Встают вопросы: Почему это так? Почему мы развиваемся как на западе, а строим, как на востоке? Можно ли изменить ситуацию? Каковы механизмы этих изменений? Нужно понимать, что «треугольник» участников градостроительного процесса имеет больше граней. Есть законодательная и исполнительная власть и тогда фигура превращается в «квадрат», но тогда она получилась бы геометрически не устойчивая, ей не хватило бы жесткости. Нужно внести еще одну сторону – это правоохранительные органы! В такой конструкции мы бы ответили бы на многие вопросы.

По словам главного архитектора, КГА инициировал, а ЗакС принял  закон о согласовании градостроительного облика. За градостроительные ошибки в городе, отныне расплачиваются девелоперы. Но в градостроительном законодательстве нужно юридически защищать и архитекторов, а общество - средствами и силами архитектуры.

Депутат Законодательного собрания СПб Борис Вишневский считает, что целью градостроительного законодательства не может быть обеспечение застройщику максимальной прибыли. По мнению депутата, те публичные слушания, которые проводятся у нас в городе перед принятием законов, должны иметь более весомую силу, чем сейчас. « Всем нам нужно понимать, что вечных законов нет У геометрической фигуры участников градостроительства не хватает еще одного угла. Этот угол называется - мнение граждан! Оно очень важно», - подытожил дискуссию законодатель.

Автор: Ловецкая Наталия