Почему Минстрой предпочел BIM-технологии


Как выяснилось, от 70 до 90% компьютерных программ, которые используются при проектировании, импортные. Между тем к санкциям против нашей страны в той или иной степени присоединились такие гиганты IT-индустрии, как Microsoft, Oracle, Symantec, Hewlett Paccard — производители большей части строительного «софта». В этой ситуации как никогда остро встала проблема импортозамещения в области программного обеспечения строительства.

И здесь не обойтись без BIM-технологий, считает руководство отрасли. О ситуации с применением этих технологий в России и о том, есть ли у нас отечественные «заменители» программного импорта, мы поговорили с заведующим лабораторией автоматизации исследований и проектирования сооружений ЦНИИСК им. В.А. Кучеренко ОАО «НИЦ «Строительство» Юрием Жуком (на фото).

Немного истории

— Юрий Николаевич, почему новейшие IT-технологии у нас с таким трудом пробивают себе дорогу?

— Разработками в рамках комплекса САПР (система автоматизированного проектирования) активно занимались еще в СССР. И, надо сказать, достигли определенных успехов. В советское время Госстрой выделял значительные средства на IT-разработки.

К сожалению, политические пертурбации 1980—1990-х годов ослабили научную базу многих институтов, не позволив довести до конца важную работу по созданию отечественных программ последнего поколения. Исследования в этом направлении были надолго заморожены. В последние годы подобные разработки финансировались государством скудно и от случая к случаю.

— Но зато, как я понимаю, нам удалось запастись значительным количеством импортных аналогов?

— Да, за 20—30 лет наша страна закупила значительное количество программ, в том числе и последнего поколения, поддерживающих технологию BIM. Но и здесь далеко не все так гладко. Нужно сказать, что архитекторы и проектировщики уже вполне свободно пользуются программами ArchiCAD, AutoCAD и рядом других. А вот технологиями BIM — пока с некоторой опаской, хотя в них есть заинтересованность и в целом по отношению к ним наблюдается достаточно позитивное отношение.

— Недавно в Минстрое состоялся заинтересованный разговор о расширении сферы применения новейших IT-технологий. «Мы рассмотрели примеры применения BIM-технологий при проектировании типовых объектов, — рассказал Михаил Мень. — В этой системе они эффективно и быстро моделируются и перемоделируются». «Мы хотим, — прямо заявил министр, — чтобы в рамках работы Единого государственного заказчика одним из условий был поэтапный переход на BIM-технологии». В итоге решено, что НОПРИЗ должен начать разработку единого стандарта применения BIM-технологий. Юрий Николаевич, можно сказать, что лед тронулся?

— Думаю, это отрадное событие. Наконец-то государство повернулось лицом к проблеме компьютерной оптимизации процессов в строительной сфере. И к теме обеспечения проектирования современными программами в частности.

Знаю, что сегодня НОПРИЗу поручено отобрать сотню или две строительных и проектных организаций, которые будут привлечены к пилотным проектам по BIM. Дальше их опыт будет проанализирован — с тем, чтобы отечественные проектировщики смело брали информационное моделирование на вооружение, но уже, как говорится, не наступая на те же грабли, не делая ненужных ошибок.

Вся информация — в одном месте

— Но все-таки: что это за зверь такой — BIM-технологии? В чем их суть?

— BIM дословно переводится как информационная модель здания (building information modeling). У нас это принято расшифровывать как «технологии информационного моделирования промышленных и гражданских объектов». Причем ключевое слово здесь — «информация». То есть BIM позволяет создать полное информационное описание строящегося объекта.

— Что дают такие программы современному строительству?

— Колоссальные возможности. Ведь это не только получение трехмерного изображения задуманного архитектором объекта и объемная картинка для произведения каких-то конструктивных расчетов, это единая модель, с которой работают специалисты всех профилей, от архитектора до сметчика.

— Чем же удобна такая единая модель?

— Смотрите, если архитектор или проектировщик внес какие-то изменения, об этом немедленно узнают все участники проекта: сантехник, электрик, наконец, тот, кто рассчитывает строительную смету. И вносят свои коррективы. В BIM-модели вы легко можете понять, какая марка бетона использована для изготовления той или иной колонны или балки, какого она типоразмера и даже на каком предприятии изготовлена. В результате в одном месте складируется вся информация о здании.

На объемной модели наглядно видно, какие ошибки и неточности были допущены. И главное — можно очень быстро эти неточности устранить. Получается, что процесс проектирования ускоряется в разы.

Компьютер трудно заподозрить в коррупции

— Говорят, что BIM-технологии можно использовать на этапе не только проектирования, но и строительства и даже эксплуатации, это так?

— Совершенно верно. Технология эффективно работает не только на архитектурно-планировочной стадии, но и на всех последующих. Скажем, при прокладке инженерных сетей часто возникают нестыковки. На объемной модели очень легко спрогнозировать, где и как нужно соединить те или иные трубопроводы, коммуникации. А когда дом уже построен, на стадии его эксплуатации, имея BIM-модель, нетрудно с минимальными затратами поменять то или иное оборудование, элементы инженерных сетей.

То есть в идеале эта модель может «сопровождать» здание вплоть до его утилизации.

— Чем полезны BIM-технологии при бюджетном строительстве?

— Они позволяют здорово сэкономить. Ведь BIM-технология абсолютно прозрачна: здесь трудно что-либо украсть. Компьютер на основе существующей BIM-модели производит абсолютно точные расчеты стоимости, и его даже при всем желании не заподозришь в коррупции. К слову, за рубежом существует стандарт, просто обязывающий застройщика применять BIM, если он возводит объект на бюджетные деньги.

— А как оценить пользу от применения BIM-технологий в нашей строительной отрасли?

— Я вам так скажу: для нас эффект будет заключаться в первую очередь в более обоснованной стоимости строительства. Любое изменение в проекте будет отражаться в смете. И тогда чрезвычайно сложно станет завысить затраты на возведение объекта: это сразу же покажет BIM-модель.

Допустим, вы поменяли импортный материал на отечественный, по минимуму разместили кондиционеры, применили чуть более дешевую марку бетона. Проект удешевился. И все это будет наглядно видно на информационной модели, то есть сэкономленные таким образом деньги трудно будет положить в чей-то карман.

Даже в продвинутых компаниях далеко не все освоили BIM

— Если преимущества новой технологии так очевидны, почему она у нас пока применяется с таким скрипом?

— У нас действительно все пока ограничивается в лучшем случае применением BIM-моделирования в архитектуре и конструировании. Были случаи, когда BIM применялось для последующей эксплуатации инженерных сетей — в частности, на спортивных объектах Большого Сочи. Но все же это пока лишь отдельные примеры.

Главная «закавыка» здесь, думаю, в том, что эти технологии пока достаточно затратные. Ведь чтобы применять информационное моделирование, проектная организация должна закупить достаточно много соответствующих программ (Revit, Allplan, Текла, ArchiCAD и т.д.), приобрести более мощные компьютеры, причем не только для архитекторов, но и для рядовых специалистов. А еще людей нужно обучить работать с этими программами. Между тем сегодня в крупном, казалось бы, проектном бюро такими программами порой владеют человек пять — семь, не больше.

То есть затраты велики. А эффект наступает далеко не сразу. Он как бы «отложен» и появляется тогда, когда охвачен весь жизненный цикл здания.

— Что еще препятствует применению в России BIM-технологий?

— Безусловно, отсутствие соответствующей нормативной базы. Чтобы начать применять их повсеместно, а не эпизодически, нужно, чтобы они «укладывались» в Градостроительный кодекс. Сегодня, чтобы пройти экспертизу BIM-модели, необходимо сначала подготовить весь комплекс плоскостных чертежей, а уже к ним добавить еще и BIM-модель. Хорошо еще, если сам эксперт может этой BIM-моделью пользоваться.

Когда владение информационным моделированием будет повсеместным (от рядового строителя до чиновника), у того же эксперта при взгляде на представленный комплект документации с применением BIM отпадет множество вопросов, которые он вынужден задавать, имея только плоскостную версию. Это практически другой уровень взаимодействия специалистов, вовлеченных в жизненный цикл здания.

— Мне кажется, важный момент в работе по внедрению BIM — воспитание руководителей строительных организаций…

— Согласен. Любые преобразования начинаются с головы. Нужно уяснить, что сегодня без овладения информационным моделированием нечего и носа показывать на внешний рынок. Так что, если какая-то компания хочет строить за рубежом, ей просто придется все это освоить.

Пора создавать отечественный «софт»

— Юрий Николаевич, плюсы BIM-моделирования вполне понятны. Но ведь все программы, которыми должен пользоваться BIM-проектировщик, созданы в тех странах, которые к нам недавно применили санкции. Что делать?

— Барьер на самом деле очень серьезный. У нас, конечно, есть кое-какие отечественные разработки. В том числе и ваш покорный слуга создал программу Старкон для расчета прочностных характеристик здания. Ею по сей день пользуются отечественные строители. Но одной этой программы, безусловно, недостаточно.

Пора начинать большую работу по созданию отечественного «софта», поддерживающего BIM-технологии. Да, это не месяцы и, может быть, даже не годы работы. Какое-то время мы можем прожить на имеющемся запасе программного обеспечения. Но дистанцироваться от импорта нам все равно придется.

Беседу вела Елена МАЦЕЙКО
http://rcmm.ru/tehnika-i-tehnologii/22401