Исторический центр – территория развития

 Градостроительная политика в последние годы является предметом острых дискуссий. Деловое и профессиональное сообщества ждут от власти ответов на многие вопросы. Позицию Смольного проясняет в эксклюзивном интервью журналу Губернатор Санкт-Петербурга Георгий ПОЛТАВЧЕНКО.

Георгий Сергеевич, и все-таки решение многих вопросов развития Санкт-Петербурга упирается в несовершенство градостроительной политики. В   чем вы  сегодня видите её недостатки и достоинства?

– Главное достоинство – реально работающее законодательство. Генеральный план и Правила землепользования и застройки четко прописывают, как должны себя вести в Санкт-Петербурге все участники градостроительного процесса. Неплохо отлажен у нас и механизм публичности принятия решений. Идет активная работа с населением в рамках проведения публичных слушаний по множеству проектов. Депутатские запросы серьезно прорабатываются. Ведется тесная совместная работа с профессиональным сообществом. Мы внимательно прислушиваемся к общественному мнению. Изменение вектора градостроительной политики и пересмотр решений по ряду проектов стали результатом влияния позиции горожан. Сегодня в Петербурге применяется трехмерная модель городской территории. С ее помощью можно проверить влияние предлагаемых проектов на существующую застройку. Оценить не только возможную высоту, но и объем, что крайне важно для формирования архитектурной среды и высотного силуэта Санкт-Петербурга. Комиссия по землепользованию и застройке использует трехмерную модель всякий раз, когда строители просят разрешения отклониться от предельных параметров. Недостатки градостроительной политики Санкт-Петербурга в основном проявляются в том, что инфраструктура развивается недостаточно быстрыми темпами, особенно транспортная и социальная. Исторический центр задыхается от автомобилей, не хватает парковочных мест. Правительство принимает меры по улучшению ситуации: развивается общественный транспорт, запущена новая линия метро, готовится создание платного парковочного пространства в центре города. Прорабатывается возвращение трамвайного движения, результаты уже можно увидеть на Садовой улице. Был период, когда жилищное строительство опережало создание необходимой социальной инфраструктуры, что приводило к нехватке школ и детских садов. На сегодняшний день проведена инвентаризация множества проектов планировки, и в целях синхронизации процесса полноценного формирования новых районов разрабатываются соглашения между застройщиками и городом по оптимизации комплексного развития проектов. Ни один новый проект планировки, предполагающий жилищное строительство, не будет утвержден без данного документа. Основная задача на сегодня – это строительство не просто квадратных метров, а создание комфортной среды. – В связи с проектом строительства города-спутника «Южный» в Санкт-Петербурге вновь обострилась дискуссия о том, кто все-таки должен строить социальную инфраструктуру – город или застройщик. Каково ваше мнение? – Это один из тех вопросов, по которому нет одного решения на все случаи жизни. Я свое мнение на этот счет высказал уже в двух ежегодных посланиях Законодательному собранию Санкт-Петербурга. Все должно делаться в интересах города. На новых территориях, которые бизнес хочет развивать ради получения прибыли, ему, так или иначе, придется участвовать в создании транспортной, инженерной, коммунально-бытовой и социальной инфраструктуры. Те застройщики или инвесторы, которые думают только о собственной выгоде, должны знать: прежние, докризисные нормы прибыли, к которым они привыкли в «тучные годы», они больше не получат. Это не обоснованно ни экономически, ни этически  

 Другое дело – те участки, те направления, развитие которых отвечает интересам и объективным потребностям самого города. А развитие города сегодня объективно тяготеет к югу. Мощность аэропорта Пулково к 2015 году вырастет до 17 млн пассажиров. Вокруг аэропорта Пулково будет формироваться эффективный городской подцентр. И это абсолютно объективный процесс. Современные урбанисты говорят, что аэропорты в XXI веке играют такую же роль драйверов экономики, какую в XX веке играли железнодорожные станции, а в XIX веке – морские порты. Неподалеку от Пулкова запланировано создание новой масштабной конгрессно-выставочной площадки «Экспофорум». На юге города мы хотим выделить участок под 25-тысячный кампус для создаваемого в Петербурге лучшего экономического вуза России. Если говорить о создании нового делового центра, «петербургского Сити», то юг города по-прежнему остается одним из наиболее предпочтительных вариантов.

– Словом, южное направление – это приоритет. –Конечно, приоритет. Причем не только экономический, но и экологический. Там ведь не нужно вырубать леса, которыми покрыта, например, значительная часть Курортного района.Мы сейчас договариваемся о том, чтобы «Южный» строился по так называемым «зеленым» технологиям, чтобы это был «умный» город, с высоким уровнем энергоэффективности зданий и инженерных сетей, с зелеными и удобными для жизни кварталами. Чтобы очередники из расселяемых коммуналок попадали не в «каменные джунгли», а в стопроцентно комфортную среду. Но я не назвал еще одну причину, по которой мы поддержали проект создания города-спутника «Южный» и согласились финансировать из бюджета значительную часть расходов по созданию там социальной и транспортной инфраструктуры. Для города это первый реальный шаг по переходу к новой системе управления территориальным развитием. Сколько можно растягивать коммуникации во все стороны? Сколько можно пристраивать новые кварталы к существующим? Надо уходить от моноцентричности и создавать полицентричный Петербург. Создавать территории, самодостаточные с точки зрения экономики, занятости населения, досуга и т. д. И, конечно, имеющие собственный потенциал развития. Чтобы не только на момент строительства, но и в дальнейшем люди могли работать, отдыхать и совершать основные покупки, не покидая свой город-спутник. «Южный» сейчас планируется как раз по такому принципу. – Недавно назначен новый председатель КГА. Какие задачи поставлены перед ним в области градостроительной политики, реализации крупных строительных проектов и возведения объектов социальной инфраструктуры? – В первую очередь это решение проблем существующей застройки, сохранение идентичности уникальных родовых качеств градообразования Санкт-Петербурга, совершенствование механизмов проведения архитектурных и градостроительных конкурсов, ведение конструктивного диалога с градозащитниками и девелоперами, развитие государственно-частного партнерства в вопросах создания социальной инфраструктуры и многие другие. – Весной в России впервые был составлен рейтинг регионов по уровню развития государственно-частного партнерства. Наш город сразу же занял в нем первое место. Каковы перспективы реализации новых проектов развития по схемам ГЧП? – Оптимистичные. Сегодня цены на нефть снижаются, замедляются темпы роста мировой экономики, и рассчитывать на получение государственных инвестиций становится все труднее.В этих условиях возможности ГЧП для развития города трудно переоценить. У крупного бизнеса деньги есть даже в кризис. Задача – убедить его в безопасности и перспективности вложения капитала. Здесь очень важны положительные примеры, и Петербург такие примеры показывает. Так, проект строительства центрального участка ЗСД получил шесть престижных международных наград–«Лучшийпроект2012года» в сфере ГЧП,«Сделка года» в европейском дорожном секторе, «Сделка года» в европейском секторе платных дорог, «Лучший городской проект развития в Европе» и так далее. Сегодня мы видим интерес частного капитала к проектам строительства других платных дорог, необходимых Санкт-Петербургу. После создания в прошлом году по схеме ГЧП нескольких образовательных учреждений активизировались переговоры о более широком применении ГЧП в социальной сфере. В том числе – о строительстве пансионатов разного уровня, в частности пансионатов с европейским уровнем сервиса для пожилых людей. Серьезные российские банки готовы к такому сотрудничеству. – В дискуссии международного клуба «Валдай» осенью прошлого года вы говорили о том, что город активно работает над созданием комфортного инвестиционного климата. Что делается и что будет сделано в данном направлении? – Во-первых, мы сейчас меняем структуру привлечения инвестиций. Она будет работать по принципу «единого окна» и полностью соответствовать требованиям Регионального инвестиционного стандарта РФ, разработанного Федеральным агентством стратегических инициатив по поручению В. В. Путина. Помимо Комитета по инвестициям, в новую структуру вошли Совет по инвестициям под моим руководством и Агентство по инвестициям. Во-вторых,я дал поручение разработать ясную инвестиционную стратегию, с обозначением приоритетных отраслей,четкими целями и способами их достижения. В-третьих, активизируется работа по повышению имиджа Санкт-Петербурга. Город должен быть представлен на крупнейших инвестиционных площадках Европы и мира. Вся необходимая для инвестора информация должна быть размещена на одном многоязычном сайте. Включая сведения о проектах, которые город хотел бы реализовать. Надо, чтобы как можно больше людей узнавало Петербург. Потому что любой человек, узнав наш город, не может не плениться его красотой. Это, так сказать, нематериальный, иррациональный фактор привлечения инвестиций. Но в случае с Петербургом – довольно действенный. Причем он работает даже в условиях стагнации и кризиса. – Вы хотите сказать, что какой нибудь крупный бизнесмен может вкладывать деньги в экономику Петербурга просто из любви к нашему городу? – Я хочу сказать, что действия людей, и в том числе бизнесменов, и в том числе иностранных, не всегда диктуются рыночной конъюнктурой и целесообразностью. Федор Михайлович Достоевский писал, что «хотеть можно и против собственной выгоды, а иногда и положительно должно». Конечно, важен инвестиционный климат, важны льготы, конечно, нужно снижать административные барьеры. Но есть ведь и что-то еще. Что-то такое, что заставило в самом начале 90-х одного финансиста мирового масштаба, не буду называть его имени, купить квартиру на Мойке. В самое трудное время, когда еще неизвестно было, не вернутся ли к власти коммунисты, крупный бизнесмен действовал как раз по такому алгоритму–приехал, влюбился в город и купил жилье. На мой взгляд, потенциал для привлечения инвестиций в исторический центр у Санкт-Петербурга просто огромный. Здесь, как и в случае с ЗСД, важно начать. Примерно это я имел в виду, беседуя в декабре с экспертами Валдайского клуба. А о специальных льготах для тех, кто готов финансировать Программу сохранения и развития исторического центра Петербурга, думать, конечно, надо. И в этом направлении работа тоже идет. Лилиана Глазова Строительство и городское хозяйство, 142 июнь 2013