Градсовет 8 ноября одобрил эскизный проект четырех новых кварталов в южной части намыва на Васильевском острове.

Максимально плотная разрешенная для неисторического центра застройка с максимальной этажностью, плоские линии крыш — назвать то, что вырастет на намывных территориях Васильевского острова «Шушарами-2» мешает разве что обещание большого числа квартир с видом на Финский залив. Хотя, как знать, – может, они окажутся в положении владельцев жилья на Наличной, Кораблестроителей и Морской набережной – все они в свое время покупали недвижимость "с видом на воду". Градсовет 8 ноября одобрил эскизный проект четырех новых кварталов в южной части намыва на Васильевском острове. Эскиз «Студии 44» Никиты Явейна, оживленный новым общедоступным парком вместо трассы съезда с ЗСД, понравился почти всем. Но и недостаток нашелся - его признали "холодноватым, похожим на флоридские курорты". Как из морского фасада Петербурга делают Шушары-2

 Чуть-чуть Майами на Невской губе На 34 гектарах Группа ЛСР собирается построить полмиллиона квадратных метров за 40 млрд рублей. Центром нового жилого района должен стать протяженный вдоль берега и общедоступный парк. В ранее согласованном проекте планировки и межевания по берегу Финского залива была проложена магистраль («районного значения», подчеркнул Явейн). От нее было решено отказаться, усилив несколькими полосами другую трассу, расположенную за фронтами застройки (на нее запланирован съезд с ЗСД). Вместо магистрали решено оставить 25 гектаров под длинную зеленую зону, переменной шириной от 80 до 100 м. По словам главного архитектора Владимира Григорьева, это редкий случай совпадения интересов города и заказчика проекта — компании «ЛСР-Недвижимость»: и власти, и бизнес хотят здесь большую прогулочную территорию, выходящую прямо к воде и защищенную от стихии лишь подпорной стеной, у которой со временем, по словам Явейна, должны сформироваться естественные пляжи. Напомним, «Фонтанка» уже писала, что город хочет сформировать здесь «линейный парк»: об этом, как и об участии ЛСР, ранее рассказывала Лариса Канунникова, зампред КГА . Как побороть ветер Четыре квартала — с 10 по 13-й — тянутся на два километра вдоль берега южной части намыва. Очень детально разработанный проект предусматривает две основные линии застройки. Первую, выходящую на море, образуют 10 домов примерно одинаковой этажности, но разного силуэта — с юга две «раскрытые книги», далее на север три вогнутых полукружья, еще севернее — три дома, поставленные «галочками» и раскрытые к морю почти под прямым углом. И наконец, еще два здания, форма которых в плане напоминает половинку овала. Проектировщики объясняют такую архитектуру аэродинамикой: те ветровые потоки, которые не сдержит расположенный внизу парк, будут «закручиваться» в полукружьях и «уголках» и тем самым «разбиваться». «Такие линзы, разной формы и глубины, прерываемые точками», – пояснил Явейн. На втором плане эту геометрию дополняют девять точечных домов, увенчанных колоннадами. Вторая линия застройки, «бульварная», выходящая на трассу, выглядит несколько проще: это ряд 14-этажных домов, поставленных «шашечками». Школы и детсады проектировщикам пришлось вписывать между двумя основными линиями застройки; при этом они будут немного заглублены по отношению к домам, выходящим на залив, так как последние будут поставлены на стилобаты (и на «ножки», уже известные на острове). Высотность повышается с юга на север, от 13-го квартала к 10-му: по проекту планировки здесь разрешено строить дома в 48 метров в южной части и до 75 метров в северной. А на севере с этим участком граничит проект Golden City от Glorax Development. В отличие от ярко-золотых акцентов амбициозного проекта от московского застройщика, цветовая гамма будущего района ЛСР по-петербургски неяркая — бледно-зеленый, голубой, холодно-желтый. Высоту также было решено сделать ниже, чем предполагалось проектом планировки: от 46 метров на юге до 62 метров на севере — с двумя точками по 72 метра. Плотность застройки, или КИТ (коэффициент использования территории) составит в результате около 1,9 — почти максимум того, что разрешено сейчас действующими ПЗЗ (2,0). Ранее, напомним, предельное значение КИТ в Петебурге равнялось 2,3. «Предельный показатель 2,3 выполним только при тотальной застройкой 25-этажными зданиями», – объяснял тогда глава КГА. В Golden City, по словам Явейна, средний уровень зданий — 60 метров, а «пики» доходят до ста; а строят там почти столько же, сколько и в южной части — 450 тысяч кв. метров. Почти все члены градсовета выразили респект «элегантной и легкой» работе архитекторов, сумевших организовать вытянутую и не самую простую в плане застройки территорию. «Явейн сделал все, что мог» – этому почти не было возражений. Однако совсем без претензий все же не обошлось. Вопросы касались как стилистики, так и парка. «Вы же знаете, что жители неизбежно будут огораживать дома. И никакими 25 гектарами парка тут и не пахнет. Как тут создать действительно качественный парк — это уже дело КГА», – выступил зампред ВООПИиК Александр Кононов. Гарантий проектировщики дать не смогли, но, судя по всему, приняли к сведению это мнение, поскольку его косвенно поддержал и Владимир Григорьев. «Я прошу заказчиков эти кусочки набережной все-таки отнести к территориям общего пользования», – обратился он к Дмитрию Ходкевичу, главе «ЛСР-Недвижимость». «Дефицит силуэтов, – отметил архитектор Феликс Буянов. – Нужно башни поднять до 78 метров, а на «бульварной» линии застройки отступающие вглубь дома сделать на этаж выше». Некоторые советовали «подхватить» высоту нижнего уровня зданий Golden City, чтобы не заслонять их: для этого дома, окаймляющие участок с севера и действительно частично закрывающие московский проект, требуется серьезно понизить. «Рядом с соседями смотрится уныло. Может быть, недобранная высота — это возможность для создания каких-то акцентов?» – поинтересовался Кононов. «Плоская линия, – согласился Михаил Мамошин. – Я бы задний фронт повысил, а передний понизил: то, что позади, сделать выше, а то, что у воды — ниже, получится глубина, второй план». «Это, знаете, чуть-чуть Майами — подытожил Юрий Митюрев. – Дома немного напоминают тамошние отели, вытянутые вдоль побережья». Категорически возражал против представленной концепции лишь архитектор Михаил Кондиайн, заявивший, что нужно переделать все, и прежде всего ранее одобренный проект планировки, чтобы достичь соответствующего этому месту качества жилой среды. Впрочем, по его мнению, оставляющий желать лучшего уровень архитектуры на намыве — это своеобразное «зеркало» общества и города: то, на что способно нынешнее поколение. И дома с банальнейшей квартирографией и нехваткой парковочных мест так и будут плодиться на "золотых" землях намыва. «Наверное, мы все делаем то, до чего доросли. И на намыве тоже. Как архитекторы и профессионалы, как часть именно этой экономики и этого общества. Невозможно сейчас в каких-то значимых даже местах, таких, как намыв, морской фасад города, сделать большое количество знаковых, дорогих, роскошных, уникальных проектов. Особенно если это жилье, которое вынужденно ограничивается покупательской способностью, – заявил Кондиайн в беседе с «Фонтанкой». – Есть застройщики, которые ищут лучшее место. Есть Генплан, который позволяет строить в этом месте. Если общество на сегодняшний день способно выдвинуть только такие требования, то оно их и выдвигает. До чего созрели – то и имеем». Елена Зеликова, «Фонтанка.ру»