Новости союза архитекторов Петербурга

Архитектор без судимости. Новый закон "Об архитектурной деятельности" придаст зодчим особый статус

Но едва ли защитит их права в поединке с заказчиком.
Существующий ныне закон "Об архитектурной деятельности в Российской Федерации" принят в 1995 году, то есть задолго до Градостроительного кодекса, во многом ему противоречит и устарел морально. На смену должен прийти новый, проект которого подготовлен совместно Союзом архитекторов России, Национальным объединением изыскателей и проектировщиков (НОПРИЗ) и Российской академией архитектуры и строительных наук (РААСН). Недавно документ был внесен в Минстрой, сообщил "Деловому Петербургу" вице–президент Союза архитекторов России Виктор Логвинов.

Высшее подчинение
В соответствии с проектом закона, "главный архитектор субъекта Российской Федерации — лицо… находящееся в непосредственном подчинении высшего должностного лица соответствующего субъекта Российской Федерации". Если применить эту норму к Петербургу, то Владимир Григорьев, совмещающий должность главного архитектора с постом главы КГА, должен перейти из подчинения строительного губернатора Николая Линченко к Александру Беглову.

Остальные архитекторы, как можно судить, превращаются в закрытую корпорацию. Во–первых, у них обязательно должно быть профильное образование (диплом из утвержденного перечня специальностей). Во–вторых, им следует иметь опыт работы не менее 2 лет (для главного архитектора проекта — не менее 7 лет). Наконец, настоящего архитектора характеризует "отсутствие непогашенной или неснятой судимости за совершение умышленного преступления". У зодчего должно быть российское подданство. Иностранцы могут принимать участие в архитектурной деятельности либо при наличии международного договора, либо в союзе с отечественным архитектором.

"Сейчас архитекторы вообще не имеют статуса. В юридическом поле понятий “архитектор” и “архитектурная деятельность” не существует. А нет понятия — нет и профессии", — прокомментировал "ДП" участвовавший в разработке законопроекта член правления Союза архитекторов Петербурга Владлен Лявданский.

В законопроекте провозглашается "персональная ответственность" архитекторов "за качество подготовленного и удостоверенного ими архитектурного проекта". Если то, что они построили, вдруг развалится либо нанесет ущерб третьим лицам и "будет установлено, что такой вред причинен в результате ненадлежащего исполнения ими своих обязанностей", архитекторы привлекаются к ответственности.

Без хеппи–энда
Также в законопроекте делается попытка урегулировать отношения архитектора и заказчика, но пока явно предварительная. Постулируется, что архитектор здания обладает исключительным правом на результаты своей деятельности, если договором не предусмотрено иное. Деятельность по подготовке проектов планировки, эскизов и макетов также будет отнесена к архитектурной. Заказчик обязан предоставить архитектору право осуществлять авторский контроль за разработкой документации и строительством. Любые эскизы, чертежи, рисунки, макеты и концепции, используемые для проектирования, должны соответствовать градостроительному законодательству (то есть рекламные материалы, в которых окружающая действительность бывает приукрашена, не пройдут). Архитектор не вправе разглашать информацию о намерениях заказчика без его согласия.

Зодчий Михаил Мамошин считает, что авторские права архитектора должны быть защищены особо.

"Начиная сегодня работу, мы не имеем гарантий, что завершим ее. По пути с ней могут произойти страшные вещи, некие люди могут вообще все переделать. Точно так же, как если бы некие люди переписывали вашу статью на свой лад или творчество какого–нибудь писателя издатель переделывал. Ну не нравится ему концовка — и он хеппи–энд сделал", — посетовал "ДП" зодчий.

По его словам, в других странах ситуация намного лучше. У нас же "многие законы сделаны в угоду девелоперскому и строительному комплексу".

Этот архитектор знает, о чем говорит. Его мастерская делала проект новой сцены МДТ на Звенигородской ул. на субподряде у АО "Театрально–декорационные мастерские".

Контракт с обществом впоследствии расторгли, а сейчас оно находится в стадии банкротства. В мастерской архитектора сочли, что в должном объеме не получили оплату за свою работу, и инициировали судебные разбирательства (см. "ДП" № 67 от 16.05.2019 и № 4 от 20.01.2020). Вчера стало известно, что по требованию архитектора суд запретил использовать его проект (см. стр. 7).

"Я тайно консультирую стройку 5 лет, и это просто абсурд: свои объекты мы строим втихаря, из–за забора, потому что там большие деньги. Для примера скажу, что было выделено на проект 250 млн, мы получили всего 17 млн, сделав проект и пройдя экспертизу, — уже не говорю о деньгах, которые затрачены на стройку, там счет миллиард", — рассказывал Мамошин на конференции "Архитектура, закон, бизнес: поиск баланса".

Отречение от дома
Проблема авторских прав беспокоит отечественных архитекторов. Руководитель мастерской "Студия 44" архитектор Никита Явейн в комментарии "ДП" привел пример здания на углу Малого пр. П.С. и Рыбацкой ул. (торговый центр Evropa застройщика ООО "Реди"). По его словам, в ходе строительства проект был "изменен полностью", так что своей работой Явейн этот дом не считает.

Другой пример из его опыта — семиэтажное здание на Гангутской ул., 8, возведенное в 2003 году застройщиком ЗАО "Север" с включением воссозданной трехэтажной стены исторического здания. Проектирование начинала "Студия 44", но затем архитектура была полностью переделана. Проект завершала мастерская Владимира Реппо (там отмечали, что переработки не были значительными).

Недопустимо, когда дом, получивший разрешение на строительство по одному проекту, достраивается по другому (в том числе уже после сдачи), говорит Явейн.

Во всяком случае, должен быть регламентирован вопрос авторства, чтобы имя отвергнутого архитектора не упоминалось в рекламных целях заказчика. "В противном случае у нас не возникает понятия репутации", — говорит Явейн.

Юридический неадекват
Главный архитектор бюро "Горпроект", проектировавший "Лахта Центр" и башню "Эволюция" в Москва–Сити, Филипп Никандров в комментарии "ДП" отметил, что "итоговый законопроект во многом учитывает большинство пожеланий и запросов представителей профессионального цеха. Тем не менее юридически не прикрытыми законопроектом все еще остаются вопросы авторского права архитекторов и механизмы защиты этого права в ходе разработки документации и реализации объекта при изменениях (равно искажениях) архитектурного проекта, которые чаще всего производятся у нас застройщиками или подрядчиками без согласования с автором–архитектором, массово порождая вопиющее уродство и низкое качество конечного продукта архитектуры в стране".

Ранее в законе об архитектурной деятельности была глава IV "Авторское право на произведения архитектуры", но в 2011 году ее полностью изъяли.

"Новый законопроект только раз вскользь упоминает про авторские права архитектора, относя вопросы их регулирования к гражданскому законодательству. В том, что действующим нормативом (“Положение об авторском надзоре за строительством зданий и сооружений”) “автором” признается разработчик проектной и рабочей документации, а вовсе не автор–архитектор, и заложен ответ на вопрос — почему мы так строим. Такого вопиющего юридического “неадеквата” нет ни в одной другой творческой профессии, генерирующей авторские права", — говорит Никандров.

Свое заключение по законопроекту подготовили в петербургском КГА. Там поддерживали решение не дорабатывать существующий закон, а принимать новый. Комментарии Минстроя оперативно получить не удалось.
Вадим Кузьмицкий
https://m.dp.ru/a/2020/03/18/Arhitektor_bez_sudimosti