Амбиции Газпрома подросли до 700 метров

Официально городские власти пока никак не прокомментировали заявленный эскиз высотки «Лахта Центр 2». «В связи с тем, что в Комитет по градостроительству и архитектуре не поступали на рассмотрение материалы о строительстве предполагаемого небоскреба, сейчас невозможно дать профессиональную оценку этого проекта, озвученного на уровне идеи», — сообщили в КГА.

 «Очень-очень символично» Для презентации нового проекта было выбрано заседание Межведомственного совета по реализации соглашения о сотрудничестве между Петербургом и ПАО «Газпром».

 Новый небоскреб — «Лахта Центр 2» — предлагается построить «в целях дальнейшего развития общественно-делового района, который успешно создается вокруг «Лахта Центра».

 Здание призвано стать органичным продолжением современного архитектурного ансамбля. Небоскреб будет вторым по высоте в мире и абсолютным рекордсменом по высоте обзорной площадки (590 м) и верхнего эксплуатируемого этажа.
 Инициаторы проекта заверяют, что благодаря появлению такого объекта район получит дополнительный импульс к развитию и закрепит за собой статус современного центра города с концептуальными пространствами для образования и отдыха.
При этом Газпром обязуется построить объект на своей земле за свой счет. Никаких более подробных характеристик здания не озвучивается.
 «Проект предполагает создание вертикальной городской среды в форме спиральной башни высотой 703 м, что символизирует неразрывную связь с историей и традициями Петербурга и новаторством, устремлением в будущее.
 Элегантный шпиль станет еще одним акцентом в панораме, сформированной доминантами различных эпох и движущих сил в развитии города», — заявил архитектор проекта «Лахта Центр 2» Тони Кеттл, ранее возглавлявший коллектив, разработавший концепцию первого «Лахта Центра».
 По его словам, вторая башня станет еще одним образцом экоустойчивой высотной архитектуры с лучшими в своем классе энергосберегающими решениями и разнообразным функциональным назначением.
«Новое высотное здание воплощает великую идею, вдохновленную энергией во всех ее формах, от спиральных энергетических волн, генерируемых вокруг квазара в глубине космоса, до спиралей энергии волн в воде», — такими словесными конструкциями охарактеризовал иностранный зодчий свое детище.

 Председатель правления ПАО «Газпром» Алексей Миллер выражался менее витиевато, но не менее парадоксально, заявив, что цель новой башни — сберечь старый Петербург. «Высота башни в 703 м очень-очень символична. Это дань уважения истории — году основания великого города с богатейшей культурой, историей, своим неповторимым характером.
"Лахта Центр 2" — это продолжение традиций Петербурга, ведь в начале XVIII века Петропавловская крепость, заложенная Петром I, стала одним из самых высоких зданий в мире. Создание в районе "Лахта Центра" ядра, вокруг которого будет формироваться новый, современный центр, позволит не только сделать шаг вперед во всех сферах городского развития, но и даст возможность сохранить исторический Петербург таким, каким мы его знаем и любим», — сказал он. Лиха беда…
 Представители архитектурного сообщества Петербурга, опрошенные «Строительным Еженедельником», по преимуществу скептически восприняли новую градостроительную инициативу Газпрома. Хотя и не без исключений. Примечательно, что чем более позитивно специалисты оценивают результат возведения первого небоскреба, тем лучше относятся к идее появления второго. Большинство экспертов признает, что «Лахта Центр 1» уже прижился в городе, «отстоял свое право на существование».
«Безусловно, первый проект стал точкой активного городского развития, модернизации транспортной, деловой и иной инфраструктуры. Очень хорошо, что он появился не в исторической части города. Современные градостроительные принципы в отношении мегаполисов предполагают полицентрическое развитие. В Петербурге же все городские функции пытаются сосредоточить в старых районах, что "идеологически"неправильно», — отмечает руководитель архитектурной мастерской «АМЦ-ПРОЕКТ» Сергей Цыцин.

Руководитель архитектурной мастерской «Б2» Феликс Буянов также позитивно оценивает первую башню. «Лахта Центр» стал одной из новых визитных карточек Петербурга, и даже новым открыточным видом, востребованным туристами, стал новым «местом силы», как это сейчас принято называть. Еще большую популярность он приобретет, когда откроется для публики – ведь там запроектировано множество общественных пространств. В сочетании с другими современными объектами (ЗСД, Стадион на Крестовском и пр.) он формирует северный фланг современного Морского фасада города – инновационный, смелый, яркий, созвучный чаяниям первостроителя Петербурга», — говорит он. И новый проект «Газпрома» вполне укладывается в этот тренд. «Идея 700-метрового небоскреба – безусловно, дерзкая. Но Петербург исторически формировался именно такими, дерзкими замыслами. Возникнет диалог доминант, это с точки зрения формирования пространственной композиции города может быть очень интересно. Кроме того, я думаю, что это будет высочайшая, но не последняя высотка в этой части города, со временем образуется целый квартал, подобный Дефансу в Париже. Кстати, может быть интересной перспектива сформировать что-то подобное в несколько меньшем масштабе и на южном берегу Невской губы, создавая своего рода перекличку между высотными кластерами», - считает Феликс Буянов.
 Сергей Цыцин гораздо более скептичен. «Сама идея доминант, вертикальных осей, безусловно, имеет право на существование. Но, во-первых, места их расположения должны быть очень тщательно выверены. А во-вторых, высотность объектов должна быть соразмерна городским масштабам, уже имеющейся его структуре. И в заявленной отметке в 703 м — больше амбиций инвесторов, чем здорового градостроительного подхода. В этом смысле ценность проекта скорее отрицательная», — отмечает он.

Руководитель архитектурного бюро «Студия-17» Святослав Гайкович негативно относится к обеим башням. Признавая, что инициаторы проектов желают городу добра в виде новых заметных объектов, он говорит: «Те люди, которые подтащили к городу несвойственный ему объект — "Лахта Центр" с "самой высокой в Европе" башней, решили второй раз наступать на грабли. Хотя уже десятки и сотни раз произнесены аргументы здравомыслящих специалистов о том, что форма небоскреба является функцией цены стесненной и супердорогой земельной собственности, но не может быть экономически оправдана на просторах, например, Маркизовой Лужи. Несметно дорогая башня "Лахта Центра" постепенно окружила себя такими же расточительными родственниками — шаловливыми призмами и пирамидами аквариумов, в которых вскоре в обилии заведется офисный планктон. Когда окупятся эти эффектные сооружения, нарушающие все законы экономики в угоду корпоративным амбициям? Хорошо, вы забыли об экономике, но зачем опять грабли в виде того же Тони Кэттла, сомнительное творение которого стараниями дизайнеров от подсветки превратилось в позорную круглогодичную рождественскую елку?»
Ему вторит руководитель мастерской № 6 ЛенНИИПроекта Михаил Сарри. «На мой взгляд, первого небоскреба более чем достаточно. Он и в одиночестве вторгается в панораму Петропавловской крепости со стороны Дворцовой набережной (и не только) гораздо активнее, чем прогнозировалось до его возведения», — подчеркивает он. Спица в небе Если в вопросе об уместности самой идеи 700-метровой башни, которую уже окрестили и «спицей», и «веретеном», и «волшебной палочкой Волан-де-Морта», то эскизное предложение Тони Кэттла не нашло поддержки ни у одного из опрошенных специалистов. «Чудовищно!» — в ультралапидарном стиле выразил свое отношение к проекту Михаил Сарри. «Эскиз, показанный на потеху публике, являет сооружение, эпатирующее зрителей полным отсутствием конструктивной логики и едва ли способное быть функциональным.
Оно уже на стадии концепции обречено на справедливые насмешки как непредвзятых, так и искушенных в архитектуре граждан», — солидарен с ним Святослав Гайкович. Даже Феликс Буянов, благожелательнее многих относящийся к затее «Газпрома», называет эскиз «очень сырым». «Проекту, безусловно, требуется доработка, точнее даже серьезная переработка. Мне кажется, что задумки такого масштаба и общегородского значения должны проходить этап международного конкурса, чтобы специалисты могли сравнить предлагаемые идеи и найти наиболее интересную из них», - говорит он. «Не так служат городу истинные его патриоты. Заботясь о его развитии, они следуют историческим и градостроительным законам города, а на уникальные объекты проводят архитектурный конкурс», — добавляет Святослав Гайкович.
 А Сергей Цыцин ставит вопрос еще более концептуально. «Рассматривать проект надо с точки зрения градостроительной логики развития города. Если мы хотим поломать все, что делалось более 300 лет, и построить новый город, со своим наполнением, — такие проекты имеют полное право на существование — тогда, когда фактически нечего терять. Или мы желаем сохранить Петербург, которым едут полюбоваться со всего мира (подчеркну — именно городом, а не отдельными зданиями). По сути, вопрос стоит именно так: согласны ли мы разрушить исторический архитектурный организм Петербурга? Лично я этого не хотел бы», — заключает он.
АВТОР: Михаил Добрецов
sninfo.ru/articles/1989-ambitsii-gazproma-podrosli-do-700-metrov